502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Семь тысяч над землей 502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

СЕМЬ ТЫСЯЧ НАД ЗЕМЛЕЙ

Шпионский рассказ

Джон Ларкин был лучшим в своей группе, когда учился в разведшколе ЦРУ. Его знание русского языка со всеми возможными жаргонными словечками, умение вжиться в образ простого "россиянина", особенно способность создать выражение лица, - оставили далеко позади всех, кто учился вместе с ним. После учебы он был заброшен в Москву, и вот уже пять лет жил здесь как Коля Прохоров - скромный пожарник в Московской консерватории. Подрывная работа, которую вел Коля, заключалась в том, что он вовремя оповещал свое руководство о подрастающих талантах и, получив "добро", начинал склонять их к выезду в США. Таким образом, консерватория с каждым годом теряла все больше и больше гениальных музыкантов, так что, казалось, скоро ничего не останется от ее былой славы. Однако ежегодно в консерваторию опять поступали талантливые молодые люди, и работы не убавлялось. Конца и краю Колиным стараниям не было видно. Но разведчик не роптал. Как и прежде, он выходил на дежурства, проверял все консерваторские помещения - лучше него никто не знал все проходы и переходы консерватории, ее подвалы и чердаки, закутки и кандейки. Изредка посещал концерты (только если были гастроли американских музыкантов - других он не признавал, так как был патриотом).
Сегодняшнее дежурство было необычным. Приближался Новый Год, и все в консерватории были радостно настроены.Утром в пожарную часть, где сидел Коля, пришел его начальник Анатолий Васильевич Румянцев.
- Поздравляю вас, товарищ Прохоров, с наступающим Новым Годом! - торжественно произнес майор. - Позвольте вручить вам вымпел "Лучший пожарник консерватории". Желаю здоровья и дальнейших успехов в работе.
Анатолий Васильевич пожал Коле руку и отправился дальше.
А наш герой опять остался один. Он обошел объект, поговорил со старенькой вахтершей из второго корпуса, которая когда-то пела в хоре милиции, попил с ней чайку. К вечеру Коля загрустил. Он сидел за столом и задумчиво вертел вымпел в руках. Вот уже несколько дней Джон ждал вестей от своего настоящего начальства. Но заокеанские хозяева молчали, будто позабыв о нем. Оттого пожарник Коля был печален. Через час дежурство заканчивается, и вечером ему выходить на связь.
Способ, при помощи которого Джон Ларкин получал сообщения из центра, придумал его шеф - большой выдумщик и любитель музыки. Разведчик должен был дома включить "Русское радио" и слушать все песни, которые передают по заявкам. Раз в три месяца кто-то (он не знал, кто именно) заказывал песню для Рузанны Карповны, Рены Мамиконовны или Наили Мамедовны (главное, чтобы имя было не слишком распространенным). В этой песне и содержалась нужная для Коли информация. А для того, чтобы не было случайного совпадения, песня должна была начинаться сначала с секунды, через три месяца - с терции, еще через три - с кварты и так далее. Дойдя до октавы, все начиналось сначала. В сегодняшнем сеансе должна была прозвучать песня с квинты.
При помощи этой связи Джон, во-первых, изучил практически весь репертуар современной русской эстрады. Во-вторых, во сне мог отличить на слух, скажем, малую терцию от большой (при этом не имея музыкального образования). В-третьих, он выполнил массу заданий руководства. Например, когда ему в Вашингтоне присвоили звание полковника, он узнал об этом из песни Аллы Пугачевой "Настоящий полковник". А когда случилась неприятная история с разведчицей Сарой Уильямс (работавшей в Гнесинке), и она чуть не засыпалась, закрутив роман с лауреатом конкурса балалаечников, Джон получил задание отправить ее домой, о чем ему недвусмысленно сообщила песня Валерия Меладзе "Прощай, цыганка Сэра".
Каждое утро после обязательной гимнастики и ледяного душа разведчик пел квинту: сначала вверх от разных звуков двадцать раз, затем - столько же вниз. Квинта пронизала его сознание, как до этого другие интервалы. Не раз во время дежурства натренированный слух пожарника вылавливал квинты, звучащие из аудиторий и окон консерватории, будь то песенка Хозе из оперы "Кармен" или начало "Неоконченной симфонии" Шуберта. А однажды, услышав, как профессор Холопов проверяет чью-то задачку по гармонии, Коля открыл дверь класса и назидательно произнес: - Параллельные квинты, профессор! В это время в классе присутствовали гости из Америки. Холопов повернулся к ним и гордо сказал: - Вот какие пожарники у нас в России!
Придя домой, Коля снял форму, надел тренировочный костюм, лег на диван и на тридцать минут прикрыл глаза... ...Он сидит за столом в маленьком фургончике, где они живут вдвоем с мамой. Она готовит ему какао и что-то рассказывает про своего брата, богатого дядю Феликса. Скоро он обязательно заберет их к себе, и они будут жить в его огромном особняке во Флориде, где так пышно цветут розы. И ты, мой мальчик, будешь учиться и непременно станешь зубным врачом. Или адвокатом. А может быть, знаменитым пианистом...
...Джон открыл глаза. Прошло ровно тридцать минут. Он включил радио и стал слушать. Одной из его профессиональных черт была экономия внимания. Интуитивно он всегда угадывал, когда надо вслушиваться, а когда нет. И пока молодые девушки заказывали для своих друзей и подружек Филиппа Киркорова, он позволял себе даже почитать книжку. Но настал миг, когда разведчик собрался.
-...для своей старой учительницы Домны Мартеновны передать песню "Семь тысяч над земле" в исполнении Валерия Сюткина. И после недолгого инструментального вступления зазвучал голос певца, повторяющий чистую квинту:
"Поздний час, половина первого, семь тысяч над землей". Мозг Джона фиксировал информацию, а сердце невольно вздрагивало от радости: его благодарят за прекрасную работу и отзывают в Америку, вместо него прибывает его коллега и друг по школе ЦРУ Билл МакКинли по кличке Луна. Ура! Домой!
Провожать переходящего на другую работу Колю Прохорова пришло пол-консерватории: слесаря и дворники, вахтерши и работницы столовой. Апофеозом стал приход начальства. Анатолий Васильевич Румянцев был как всегда гладко выбрит и приветлив. - Дорогой товарищ Прохоров! Бок о бок с нами вы проработали столько времени и ни разу не взяли больничный. Ваше чувство долга и забота о вверенном вам объекте останутся в наших сердцах. Позвольте подарить вам на память кассету с записью ваших любимых песен. С этими словами майор протянул пожарнику кассету.
Джон взглянул на нее и похолодел: здесь были все песни-шифры в том порядке, в каком он получал их. Разведчик медленно поднял голову и взглянул на Румянцева. Серые глаза начальника улыбались: - Не надо так пугаться. Вы, конечно, большой профессионал, Джонни. Но одного не учли: здесь все-всегда-всё-про всех знают. Только всем-всегда-всё равно".
Ольга Лебедева
rect@consv.msu.ru

 
Home Следующий рассказ
   502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67